Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

8eme

Вернулись из Швейцарии



Вернулись
пять дней пути и около 80 км
я отошел только на третий день - накопленная осталось
рядом с нами по более длинному маршруту шла (и еще идет группа русских около 40 человек)
сейчас фотографии соберем со всех, попробуем описать наш опыт. Он отличается от русских во многом.
Первое и главное отличие - нас было пятеро, а их 37. Поэтому нам как группе идти было легче: мы определяли место ночлега в тот же день и его было легче найти. Но каждому из нас в среднем идти было труднее, потому что мы не использовали ни современных палаток, ни горелок, ни спальников и пенок. У нас не было машины поддержки (свою оставили на Сен-Готарде), которая могла бы везти тяжелые вещи и продукты. Все несли на себе.
Большое спасибо Петру и Борису и в целом русской группе за теплое отношение, ночлег в коровнике и неоценимую помощь в транспортировке из России и обратно нешего железа. Вообще, ребята, вы крутые!

Еда на день из расчета поесть на большом привале во время марша и вечером уже перед ночлегом. Воды с собой несли по минимуму, потому что там чистую воду можно брать прямо из ручьев и фонтанов.
Рацион - хлеб, овощи, пиво, вяленое мясо, колбаски, сыр. Один раз (!) приготовили суп. Ночевки - одна в гостинице, одна под козырьком крепостных ворот, одна в коровнике (спасибо русским, приютили на ночь), одна в беседке для барбекю, одна под открытым небом, дальше в палатках в лагере. На землю стелется плотный войлок (с собой), под голову ранец, на ногах шерстяные следки (в которых же и идешь), накрываешься одеялом.
наш маршрут отличался от русского - нам надо было быть в пятницу в лагере в Мутенской долине, а русские спускались в нее только в субботу. Как и было 220 лет назад, дойдя до Альдорфа, мы на корабле пересекли Люцернское озеро, поднялись по долине Муоты и пришли в лагерь в пятницу к трем часам.
От Айроло до Альтдорфа шли почти тем же маршрутом, что и русские, периодически встречая их по дороге, а в Альтдорфе оказались в одном и том же кемпинге ))) Смешно было на четвертый день, когда мы нашли, как нам казалось, уединенное место в лесу в стороне от троп на высоте около 200 ступеней от дороги, и начали разводить костер, как показалась русская колонна, поднявшаяся по той же самой лестнице. Но зато проходившим мимо отставшим русским потом доставалось по паре ложек горячего супа.
Из выводов по ходу марша. Там есть пешеходная тропа "Suvorov" для евро-пенсионеров (одного встретили, который шел в Рим и планировал там быть через 40 дней). И вообще много троп для пешеходного туризма. Первоначально мы (и русские) шли по этой тропе. На второй день закралось сомнение, а правильная ли это дорога. Если бы русская армия шла по ней, то хвост ее еще не вышел бы из Айроло, когда голова колонны уже штурмовала Чертов мост. А настоящая дорога, по которой шли армии, примерно пролегает там, где сейчас автомобильный серпантин, ведь и 200 лет назад через перевал ездили повозки. Но ходить по автодороге не так красиво, как по тропе. Поэтому мы чередовали историчность маршрута в ущерб красоте с неисторичными тропами, но зато выглядевшими более аутентично.



Последний крутой подъем. До лагеря осталось 2 км.





Дальше многофото. Но далеко не все. Позже попробуем расписать по дням
Collapse )
sao-martio

Блицкриг на Западном фронте

Статья, написанная для "Труда", но не напечатанная

Броня крепка и танки наши быстры

Блицкриг – слово немецкое, но тактика блицкрига зародилась и впервые была применена на практике совсем в другой стране. Суть тактики блицкрига состояла в том, что на узком участке фронта создавался ударный кулак, фронт противника взламывали, а в прорыв входили подвижные части, состоящие из танковых войск и моторизованной пехоты, на всем протяжении наступления им оказывала поддержку авиация. Не задерживаясь, войска стремительно наступали, атакуя штабы и дезорганизуя управление, окружая части противника и сея в них панику. Командиры бронетанковых соединений находились прямо в боевых порядках наступающих войск, оперативно реагируя на изменение обстановки, для командования широко использовалась радиосвязь, противотанковые позиции подавлялись массированным огнем артиллерии и авиаударами, пехота на грузовиках и мотоциклах поддерживала танки и занимала оборонительные рубежи. Противостоять такой тактике можно было только контрударами силами таких же мобильных соединений, но для их создания недостаточно только произвести на заводе нужное количество танков, требовалось научиться взаимодействовать со всеми родами войск, с пехотой, артиллерией и обеспечить оперативное снабжение такой группировки.

Первая мировая война зашла в позиционный тупик: прорвать фронт на узком участке как правило удавалось, но продвигаться быстро оторванные от штабов войска не могли, они останавливались, ожидая приказов, а тем временем противник подтягивал резервы, наносил контрудар и в результате трофеем победителя становились в лучшем случае пара десятков километров изрезанной снарядами земли. Казалось, выхода из этого тупика нет, во всяком случае до самого конца войны найти его никому не удалось. Поэтому генералы во всех странах готовились к новой войне, исходя из реалий войны прошлой. Но развитие техники внесло свои коррективы: двигатель внутреннего сгорания, авиация и радио изменили ход военных действий. Однако было бы странным считать, что техника сама по себе способна что-то изменить, для этого нужны люди, понимающие, как именно правильно применять эту новую технику. А как раз с этим у всех были проблемы.

Ну или почти у всех.

Подвижные войска в стратегических целях впервые были применены американцами в гражданской войне 1861-65 годов, но в Европе почти никто не обратил на это никакого внимания: действительно, чему армиям в вековой историей можно научиться у этих заморских вояк? Но в русской армии подошли к этому иначе, новый опыт был осмыслен и претворен в жизнь во время войны с Турцией 1877-78 годов. Однако звездный час настал во время войны Гражданской. Сформированные конные армии состояли не только из красных конников в буденновках, их поддерживала мобильная пехота, аэропланы, броневики и бронепоезда. Именно прорыв ударной группы в 1919 году привел к разгрому армии Деникина и с прорыва польского фронта под Киевом в 1920 началось стремительное наступление, которое с большим трудом поляки смогли остановить только под Варшавой. Однако для полной реализации возможностей подвижных ударных армии пока не хватало технических возможностей, которые появились только с развитием танковых войск и авиации.

В межвоенный период во многих странах пытались осмыслить новые возможности, которые давал технический прогресс, но новомодные теории во многом оставались уделом молодых командиров, таких как полковник де Голль или отставных военных как Джон Фуллер, тогда как верховное руководство по-прежнему опиралось на старые идеи позиционной стратегии. И действительно, если твоя армия выиграла в последней войне, то зачем что-то менять? Совсем иначе дела обстояли в странах, которые проиграли Первую мировую войну. В первую очередь в Германии и Советской России. Здесь внимательно изучили новые идеи, предложения Джона Фуллеры были положены в основу немецкой практики создания танковых войск, а в СССР в 30-е годы была разработана теория глубокой операции.

Первый в истории настоящий «блицкриг» состоялся не в Польше в 1939, а в пустынных степях Монголии летом этого года. Столкновения между монгольскими и японскими войсками из-за спорной территории начались еще в январе 1939 года, в течение нескольких месяцев конфликт набирал обороты, в дело оказались вовлечены войска Красной армии, но решить исход никак не удавалось. Принявший командование генерал Георгий Жуков разработал план, в соответствии с которым фланговые группировки, усиленные танками и механизированными войсками прорвали фронт японских войск и окружили главные силы противника. С 20 по 31 августа 6-я японская армия была почти полностью уничтожена. Впервые в истории для прорыва фронта использовали мобильные бронетанковые силы при поддержке авиации, они не безостановочно продвигались вглубь обороны, а для подавления оставшихся очагов сопротивления использовалась пехота, которая шла вторым эшелоном. Заключительная операция в далеких степях Манчжурии проходила в те дни, когда в тысячах километрах на западе загорался пожар войны, ставшей мировой.

1 сентября 1939 года немецкие войска перешли границу Польши, вперед устремились танковые дивизии, разрезая оборону поляков и окружая дивизии и корпуса. Танковая армада несется по дорогам, сметая все на своем пути… На самом деле никакой «танковой армады» в распоряжении немцев не было. Все мобильные войска насчитывали 14 дивизий, из них только 6 были танковыми, да и то танки в большинстве были вооружены пулеметами или малокалиберными пушками. В майском наступлении 1940 года немцы противостояли уже не польской армии, а соединенным силам французов и англичан, по пути разгромив еще бельгийцев и голландцев. И хотя эта кампания для вермахта не была легкой прогулкой, но и здесь победа была достигнута сравнительно быстро. Опять же за счет применения тактики блицкрига. Французское командование строило крепкую оборону, огромные средства в 30-е годы были потрачены на создание непреодолимой линии Мажино с сильными фортами и бетонированными позициями. Но по политическим соображениям она прикрывала только французко-германскую границу, строить укрепления на территории Бельгии французы, конечно, не могли и им приходилось полагаться на самих бельгийцев, что они смогут сдержать германское наступление до тех пор, пока им на поддержку успеют главные силы французов и стабилизируют фронт. Иными словами, французы готовились к прошедшей войне. Хотя их армия имела много танков, превосходивших и броней, и калибром орудий немецкую технику, но они были распределены по всему фронту и должны были служить средством поддержки пехоты, в отличие от немцев, где интересам танковых групп подчинялись остальные войска.

Конечно, основной удар Вермахт нанес через Бельгию, как и в 1914; пройдя через Арденнский лес, который считался малоподходящим для танков, мобильные моторизованные группы устремились к морю, отрезая от Франции вступившие уже в Бельгию английские и французские войска. Это были сравнительно небольшие силы, и они оперировали в отрыве от главных сил, но их с воздуха поддерживала авиация, и они стремительно наступали, сея панику в рядах противника. Всего через месяц после начала наступления все было решено. В этих боях в Польше и Франции Вермахт отрабатывал взаимодействие подразделений, и в кампанию 1941 года германские танковые войска вступили уже достаточно сильными, чтобы начать самую большую наступательную операцию за всю историю Второй мировой.
vilnius

Русский корпус в Югославии 1941-45

Статья, написанная для "Труда", но не напечатанная

Когда последние пароходы покидали Севастополь в ноябре 1920 года, увозя с собой десятки тысяч беженцев и вполне сохранившую боеспособность Русскую армию, никто из уезжавших не думал, что это надолго, для большинства – навсегда. Армия и флот сохранялись как военная сила и все надеялись в скором времени возобновить войну с ненавистным большевистским режимом. Армия была в основном собрана в трех больших лагерях – регулярные «цветные» полки на полуострове Галлиполи, а казаки Дона, Терека и Кубани на острове Лемнос и в Чаталадже недалеко от Константинополя. Начальником штаба 1-го корпуса, стоявшего в Галлиполи, был генерал Борис Штейфон, с которым мы еще встретимся. Но уже по прошествии года стало понятно, что уставшие от Первой мировой войны страны не торопятся ввязываться в новую войну с Советской Россией с туманными перспективами. Смысл сохранения белой армии как вооруженной силы с каждым днем терял смысл, да и существование неподконтрольной по сути никому вооруженной силы вряд ли внушало оптимизм какой-либо из стран Европы. Французы и англичане поощряли отъезд военных и членов семей в соседние страны, стараясь добиться от болгарских и сербских властей предоставления им поселиться на их территории. В результате большинство русских эмигрантов разъехались по всему миру, больше всего осело во Франции, Турции, Германии, Чехии и Китае. Значительное число эмигрантов отправилось за океан, в Соединенные Штаты. Политические предпочтения также играли роль: если в Чехии и Франции были в основном либерально настроенные русские, то монархисты оставались в Болгарии и Сербии, которая вскоре стала называться Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев, а затем королевством Югославией. Сербское правительство благосклонно встретило русских беженцев, которым был присвоен особый юридический статус; хотя территория страны значительно увеличилась за счет отторгнутых у Австро-Венгрии земель, в большинстве своем они поселились на территории «старой» Сербии, где жило больше 2/3 русских эмигрантов в Югославии. Положение их резко изменилось после апреля 1941 года. Соглашение югославского правительства с Германией, последовавший переворот и вторжение германских войск кардинально изменили положение в стране.

Слепленная из лоскутков Югославия рассыпалась на глазах, ее территория, хотя и была оккупирована немецкими, итальянскими и болгарскими войсками, но полностью контролировать горные и лесистые районы страны они не могли. С лета 1941 года стало разворачиваться партизанское движение. Причем, ситуация была там сильно запутанной – к национальным противоречиям между завоевателями и местными населением добавлялись религиозные между католиками (хорватами и словенцами), мусульманами (боснийцами) и православными (сербами) и политические между сторонниками правых и левых партий. В Югославии началась полномасштабная гражданская война, лишь отчасти приглушенная присутствием оккупационных сил. Коммунистические партизаны начали совершать нападения на семьи русских эмигрантов, в основном, проживавшие в сельских отдаленных районах страны. Только за лето 1941 года погибло больше 300 человек, включая женщин и детей. Русские эмигранты обратились с просьбой организовать воинское соединения для противостояния этой угрозе – они видели в борьбе с коммунистами здесь продолжение своей борьбы с большевиками в войне гражданской. Никто еще не представлял себе масштабов нацистского террора, а Гитлер с его партией выглядели защитниками консервативных ценностей. Поэтому не было ничего зазорного в том, чтобы выступить их союзниками в борьбе с коммунистической угрозой здесь, на Балканах, а там, глядишь и в России. Недаром приказ генерала Скородумова о формировании русского охранного корпуса заканчивался словами «С Божьей помощью, при общем единодушии, и выполнив наш долг в отношении приютившей нас страны, я приведу вас в Россию». Командование корпуса считало, что без помощи русских эмигрантов и создания Русской армии, Германии не удастся одолеть большевистский режим в России, а потому скоро они будут нужны для окончательной победы в закончившейся двадцать лет назад гражданской войне.

Но германское командование и политическое руководство нацистов не рассматривало такой возможности. Одни были уверены в собственных силах, а вторые не могли допустить мысли о том, что низшие расы могут на равных выступать с Тысячелетним Рейхом. Поэтому генерал Скородумов был отстранен от командования и через два дня арестован гестапо. Его место занял начальник штаба корпуса генерал-майор Борис Штейфон, ветеран русско-японской, первой мировой и гражданской войн, происходивший из еврейского крещеного рода. По условиям, достигнутым с немцами, подчиненным германскому командованию был только командир корпуса, а все остальные его чины не входили в состав вермахта.

Корпус состоял из пяти полков и в своей максимальной численности в 1944 году насчитывал 11 тысяч человек, в основном русских эмигрантов из Сербии, Болгарии и Румынии, в его составе были даже 300 советских военнопленных. Попытки создать вербовочные пункты на оккупированной территории СССР были вскоре пресечены немцами, которые опасались любой активности.

Солдаты и офицеры носили обмундирование и снаряжение югославской армии, но с необычной системой обозначения воинских званий: на плечах у них были погоны с обозначением последнего звания в белой армии, а на петлицах и рукавах – новое звание в составе корпуса. Старые звания сказывались также и на наказаниях: так обычного рядового можно было распоряжением командира полка посадить под арест на 30 суток, а имевшего в русской армии офицерское звание – максимум на 7! Как когда-то в гражданскую, в корпусе был переизбыток офицеров. Например, технической ротой командовал полковник, а взводами полковники и подполковники. 4-й взвод был полностью составлен из бывших русских офицеров-летчиков и носил неофициальное название «авиационный».

Однажды капитан роты юнкеров услышал шум в спальне и, войдя туда, увидел, что совсем юные кадеты играют в индейцев. Так за ротой закрепилась кличка «индейцы», даже тогда, когда они уже были выпущены и как взрослые бойцы вступили в бой. Даже тогда их роту продолжали называть «индейской», командира за глаза называли «вождем», а все чины имели клички «Петушиная голова», «Воробей», «Соколиный глаз» и другие. В домах, где они останавливались, на стенах рисовали индейские головы, вигвамы и вешали птичьи перья.

Поначалу использовались боевые уставы русской императорской армии, но вскоре поняли, что они устарели, и стали пользоваться красноармейскими, а в 1943 перешли на немецкие. Тогда же окончательно переоделись и в немецкую форму.

В политической и военной неразберихе, которая царила в Югославии, они боролись с красными партизанами, действуя совместно с прогерманскими сербскими охранными частями генерала Недича, стараясь сохранять дружественный нейтралитет по отношению к сербским четникам, которые были по своим взглядам монархистами и националистами и представляли верное королевскому правительству в изгнании подполье, и враждебный нейтралитет к хорватским усташам. Главная задача корпуса состояла в охране территории от нападений партизан, однажды они прикрыли сербское население, которое бежало от преследований хорватских националистов.

Однажды на должность офицера связи при корпусе был назначен молодой немецкий майор, который хотел среди прочего заниматься воспитанием офицеров корпуса в понятиях офицерской чести, долга и дисциплины. Этот майор не происходил из военной семьи и не пользовался популярностью в Русском корпусе, на две трети состоявшем из русских офицеров старой армии. А когда узнали об этом намерении, то оскорбленные офицеры решили вызвать майора на дуэль и стали выяснять, каковы на этот счет правила в немецкой армии. Когда же эта история достигла дошла до германского командования, то оно поспешило отстранить молодого майора и назначило на эту должность другого офицера, хорошо говорившего по-русски и воевавшего еще в Первую мировую.

Ситуация на полях сражений Второй мировой постепенно менялась, в 1943 году капитулировала фашистская Италия, которая несла на себе основные усилия по оккупации Югославии, в 1944 году Болгария и Румыния перешли на сторону союзников, а лидер коммунистического подполья Тито настолько усилился, что перешел в наступление. Ему удалось убедить всех союзников, что именно на него надо сделать ставку в борьбе против Германии, тем более, что сербские националисты вместе с немцами теперь открыто выступали против коммунистических партизан. Ввиду наступления войск Тито и Красной армии встал вопрос о прорыве русского корпуса на запад, через Хорватию и Словению в Австрию, чтобы не попасть в руки заклятых врагов. Части корпуса, все время действовавшие отдельными отрядами, впервые за все время войны оказался собранным воедино. Здесь в Загребе от сердечного приступа умер командир корпуса генерал Штейфон (похоронен в Любляне) и командование корпусом принял полковник Рогожин. Известие о капитуляции Германии застало корпус русских эмигрантов в Любляне, надо было пробиться через перевал, чтобы оторваться от титовских партизан и сдаться англичанам. Вместе с русским корпусом отступали и деморализованные остатки вермахта. На штурм туннеля Караванки пошли русские 4-й и 5-й полки, что позволило овладеть проходом и пробиться в Австрию. 12 мая 3500 человек русского корпуса сложили оружие перед англичанами. Они избегли печальной участи, постигшей казаков под Лиенцем – поскольку служащие в корпусе никогда не были советскими подданными, то они не подлежали репатриации в СССР, где их наверняка ждала бы смерть в лагере, тем более, что после расследования выснилось, что в военных преступлениях и карательных операциях против населения корпус не участвовал. Им даже сохранили часть оружия для несения караульной службы. В конце лета 1945 года их стали отпускать на работы небольшими группами, а после проведенного расследования 1 ноября было принято решение отпустить их с получением прав гражданских лиц, все получили от английских властей соответствующие документы. Последними 1 февраля 1946 года были демобилизованы отдаленные рабочие команды. Так закончил свой путь русский добровольческий корпус, которым командовал внук русского еврея, и который сражался вместе с вермахтом и сербскими националистами против коммунистических партизан Тито.

Русская эмиграция в Югославии после войны постепенно ассимилировалась. Во многом это произошло, когда Тито не стал подчиняться давлению Сталина, что переросло в многолетний конфликт - социалистическая Югославия потом даже не входила в Варшавский договор. В период максимального обострения отношений в 1948-53 годах эмигрантов и их потомков преследовали и увольняли с работы, люди опасались говорить на родном языке, не декларировали себя русскими. Это окончательно добило русскую диаспору: в результате в Сербии потомки эмигрантов, рожденные после 50-х годов, как правило уже по-русски не говорят и русскими себя не считают.

Этот корпус был уникальным формированием второй мировой войны - они были как бы машиной времени перенесены из двадцатилетней давности и продолжали вести свою незавершенную войну против большевиков, которая для них отнюдь не закончилась с эвакуацией из Крыма в ноябре 1920 года.
sao-martio

WW2, статьи для "Труда": Ленд-лиз

Материал в газете "Труд" от 27 марта 2015 года
http://www.trud.ru/pdfs/3441/files/assets/basic-html/page15.html

Полный текст


Александр Покрышкин со своим истребителем "Аэрокобра"

Танк в бесплатную аренду

В вышедшей в 1948 году книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» председатель Госплана Николай Вознесенский написал, что поставки союзников во время войны составили около 4% от произведенного на «социалистических предприятиях СССР», и эта цифра в советской историографии стала основной для оценок влияния этих поставок на ход войны. Однако, при ближайшем рассмотрении эта плоская картина окажется более объемной.

К весне 1941 года война уже полтора года грохотала в Европе и грозила превратиться в мировой конфликт, гитлеровские подводные лодки все больше угрожали судоходству в северной Атлантике. Традиционная для первой половины прошлого столетия борьба между сторонниками и противниками изоляционизма в США подходила к концу. Страна начинала осознавать, что остаться в стороне разгорающегося конфликта не удастся. В то же время сухопутная армия едва насчитывала 200 тысяч солдат, и чтобы достигнуть необходимой мощи, ей требовалось время. Ключевым фактором стало падение Франции в июне 1940 года. Стало ясно, что одной Англии выстоять будет трудно, для нее жизненно важными были морские поставки снабжения. Поэтому первым делом США передали англии 50 эсминцев для охраны морских коммуникаций, а уже в марте Конгресс принял закон о ленд-лизе. Первые поставки по этому закону достались Англии, а затем Греции, которая подверглась германскому нападению в апреле 1941 года.

Решение вступить в войну и отправить на смерть своих сограждан для главы государства всегда непростое решение, тем более, если он несет ответственность перед своими избирателями. Поэтому Америка не вступала в войну, хотя все большее количество политиков осознавало необходимость этого. Да и положить на чашу весов Соединенные Штаты могли пока немного. Кроме разве что своего экономического потенциала.

В соответствии с новым законом президенту давалось право оказывать военную и техническую помощь союзным странам, которые ведут борьбу против общего врага, даже если сами соединные штаты в войну еще не вступили. «Lend» означает сдавать в аренду, «lease» – право пользования арендованной вещью с правом последующего выкупа. Иными словами, по этому закону Америка отдавала другой стране в пользование на время войны вооружение и разные материалы. То есть, пока шла война, не только никто из союзников не платил за поставляемые материалы и вооружение, но даже все, что будет съедено, потрачено или уничтожено неприятелем, вообще не подлежало никакой оплате, а по окончании войны страна могла оставить себе, но уже заплатив за это. Все расходы ложились на федеральный бюджет страны.

Когда Гитлер напал на  CCCР, действие этого закона было распространено и на нашу страну. По похожей схеме поставки осуществляла и Великобритания, а кроме правительств, в странах действовали и независимые фонды помощи России, в Англии его даже возглавляла жена премьер-министра Клементина Черчилль. Надо сказать, что в первые самые тяжелые месяцы поставки еще не были значительными, и, хотя многие не были уверены, сможет ли вообще Советский Союз выстоять, главной проблемой было организовать доставку грузов, ведь это по сути военная операция достаточно больших масштабов. Всего было организовано три основных канала доставки техники, материалов и вооружения.

Первый самый короткий, самый опасный, а потому и самый известный, пролегал через северную Атлантику в незамерзающий порт Мурманск. В связи с тем, что немцы контролировали Норвегию, транспортные конвои подвергались опасности нападения подводных лодок и авиации противника. Для защиты этого пути отвлекались значительные силы британского морского флота и советской авиации. Именно здесь была в 1941 году сформирована первая эскадрилья на английских самолетах «Харрикейн». Тактика конвоев была разработана еще во время Первой мировой войны во время войны в Атлантике. Транспортные суда собирались в группы и под охраной военных кораблей и самолетов достигали портов назначения, это позволяло обеспечить им охрану и снизить потери. Первый конвой вышел 21 августа 1941 года из Исландии и через 10 дней без потерь достиг Архангельска. Каждый конвой получал специальный код: так все конвои, которые шли в советские арктические порты, носили название PQ, а конвои, которые шли обратно, назывались QP. Это обозначение произошло от инициалов британского офицера П.К. Эдвардса, который занимался организацией этих перевозок. Дальше следовал номер: печально знаменитый конвой PQ-17, отправившийся в июне 1942 года,  был 17-м по счету. Тогда транспорты подверглись массированному нападению германских самолетов и подводных лодок, из-за угрозы появления тяжелого немецкого линкора «Тирпиц» конвою была отдана команда рассредоточиться, и корабли, уходя из-под его удара, стали в условиях полярного дня легкой добычей бомбардировщиков и подводных лодок – из 35 судов 22 было потоплено, на дне Баренцева моря оказались 210 самолетов, 430 танков, 3350 автомобилей. Всего же за время поставок потери союзников составили 58 транспортных судов (7,2% от всех кораблей конвоев), 5000 танков. 7000 самолетов и 200 тысяч тонн других военных грузов. Военные историки иногда пишут, что это самые большие в истории танковые потери. Но, несмотря на потери, этот маршрут был самым быстрым и коротким путем доставки грузов: путь от портов США до Архангельска занимал около двух недель.

Второй маршрут пролегал через Иран, который для этого был оккупирован в августе 1941 года советскими и английскими войсками. Грузы доставлялись морским транспортом до южных портов страны, а оттуда по суше уже достигали Советского Союза. Это был длинный, но более безопасный путь: только на морской путь уходило больше двух месяцев. Своих ходом через Южную Атлантику, Африку и Ближний Восток перегоняли боевые самолеты. В иранских городах были созданы сборочные заводы, на которые морем доставляли запчасти, и уже из них собирали на месте автомобили. Здесь же из нефти Персидского залива изготавливали высокооктановое топливо, которого в СССР не производили вообще. Но почти половина грузов до нашей страны доходила другой дорогой.



Хотя Тихий океан был охвачен войной между США и Японией, СССР формально был в ней нейтральной страной, поэтому советские корабли относительно спокойно могли доставлять во Владивосток американские военные грузы. И, хотя 21 транспорт погиб, а почти две сотни были задержаны японцами на какие-то сроки, в целом этот маршрут был намного более безопасным – через Дальний Восток к нам попало 47% всех союзнических поставок, особенно много этим маршрутом через Аляску и Сибирь к нам перегнали боевых самолетов. В тяжелых условиях, иногда при 60-градусном морозе, без карт, по маршруту без населенных пунктов советские и американские летчики пилотировали истребители «Аэрокобра» и «Кингкобра», бомбардировщики «Дуглас Бостон» и другие. Для осуществления этих перегонов была сформирована целая авиадивизия, построено почти два десятка аэродромов.

Трудно оценить вклад союзных поставок в нашу общую победу на нацизмом, но по некоторым очень важным пунктам они были значительны. Наиболее яркими примерами были поставки автомобилей, особенно тяжелых трехосных грузовиков (почти 400 тысяч), самым массовым из которых стал полноприводной Студебеккер, и легких боевых машин и вездеходов (больше 50 тысяч), таких как Виллис. К концу войны американские машины составляли две трети автомобильного парка Красной армии, что в условиях мобильной войны машин, какой была Вторая мировая, делало ее грозным орудием. Если учесть, что отечественная промышленность в среднем в год выпускала во время войны 40-60 тысяч грузовиков, то эти поставки были просто незаменимыми. Бронетранспортеры в Советском Союзе вообще не производились, и все они были американского и английского производства, похожая ситуация была с высокооктановым бензином, необходимым для авиации, потребность в котором почти полностью обеспечивалась за счет союзных поставок. Количество самолетов английской и американской сборки на советско-германском фронте на первый взгляд было относительно небольшим – примерно каждый пятый-шестой был союзным. Но зато поставки авиационного алюминия составляли половину всего использованного во время войны. Такая же ситуация была со взрывчатыми веществами, медью, средствами связи. Ну и конечно, обеспечение продовольствием – американскую тушенку помнят все ветераны: больше 2 миллиардов банок мясных консервов было доставлено в СССР из Америки.

По окончании войны в соответствии с договоренностями лишь оставшееся оборудование и материалы подлежали оплате или возвращению. С большинством стран эти вопросы были урегулированы почти сразу после войны, в отличие от СССР и Китая, чему помешала начавшаяся холодная война. Китайский долг так и остался до сих пор, а советский был в конце концов после нескольких переговоров в 1972 году определен в размере 722 миллионов долларов с учетом процентов и окончательно погашен несколько лет назад. Если учесть, что общая стоимость поставок в СССР по ленд-лизу составила 11 миллиардов долларов, а доллар за это время обесценился в 11 раз, то нетрудно посчитать, что эти поставки на 99,4% были оплачены американским бюджетом.

Вряд ли можно говорить, что ленд-лиз оказал решающее воздействие на исход войны с Германией, но что несомненно, он помог возродить наши вооруженные силы после поражений 1941-42 годов и превратить их в современную армию, грозный инструмент победы над врагом. Мы бы, скорее всего, и без них одолели бы нацизм, но потратили на это больше времени и больше жизней. Возможно, благодаря этой помощи до победы дожила и сержант 424-го батальона связи 62-й стрелковой дивизии Зинаида Родионова, моя бабушка.




Юбилейная монета в честь Александра Покрышкина с изображением американского истребителя "Аэрокобра"
Collapse )
sao-martio

WW2, статьи для "Труда": Питание солдат

Материал в газете "Труд" от 13 марта 2015 года
http://www.trud.ru/pdfs/3439/files/assets/basic-html/page19.html

Полный текст



Когда мы говорим о второй мировой войне, то как правило вспоминаем о грозных танках, реактивных «Катюшах» или быстрых истребителях. Однако управляли этими машинами живые люди, которые ведь что-то ели. С тех пор прошло много лет, но в нашем сознании засели многие штампы. Про то, что наши солдаты голодали, а у немцев царил продуманный порядок, а наших союзников был переизбыток всего. И, хотя, отчасти это касалось все же американцев, а их аппараты по производству мороженого, выгруженные на нормандский берег в разгар операции «Оверлорд», вошли в легенду, но в целом эти стереотипы далеки от истины.

Американская тушенка по советскому ГОСТу

После первой мировой войны во всех странах осознали важность регулярного снабжения питанием больших армий: пайки должны были быть компактными, питательными, для питания солдат надо было выработать подходящую для военных действий систему. В Красной армии суточные пайки по своей калорийности уступали пайку русского солдата Первой мировой войны, который получал по 400 граммов мяса в день, но он был намного более разнообразным. В рационе появилось много разных овощей, рыбы и других продуктов. В тыловых гарнизонах паек был меньше, но в целом он давал человеку 2800-3600 килокалорий в день. Начальствующему составу полагался дополнительный паек – по 40 г масла, 20 г печенья, 50 г рыбных консервов и сигареты, усиленный паек получали также летчики. Чтобы понять, сколько это, надо сказать, что в Германии до войны уже были введены карточки, по которым рабочие получали продуктов на 4600 килокалорий, а на оккупированных территориях среднее потребление в 1943-44 годах составляло во Франции 1080 килокалорий, в Бельгии 1320 килокалорий, а в Польше всего 855 килокалорий.

Конечно, все нормы снабжения, рассчитанные на день, были достаточно условны – продукты закупались на несколько дней, а у солдата был неприкосновенный запас, который, впрочем, хранили недолго, несмотря на строгие запреты тратить его. Курящим выдавали табак, бумагу и спички, а некурящие с лета 1942 года получали взамен 200 г шоколада или 300 г конфет в месяц. Ну и, конечно, знаменитые 100 г водки в день, которые порой заменяли вином, как это было на Кавказском фронте, алкоголь положено было выдавать не «для храбрости», а наоборот, после боя. Он выполнял функцию антидепрессанта. У союзников же для этой цели (а вовсе не для чистоты зубов) служила жевательная резинка.

Хотя в начале войны со снабжением были серьезные трудности – не только потому что неприятель оккупировал значительные сельскохозяйственные территории, но и в целом из-за всегда сопровождающей отступление неразберихи в тылах. Когда же фронт установился более прочный, то и снабжение удавалось наладить лучше. С 1942 года в армию стала поступать тушенка, которую специально для Красной армии по советским ГОСТам стали производить в США, а также консервированная колбаса фирмы SPAM. Кстати, именно от названия этого продукта происходит нынешнее слово «спам», означающее нежелательную рекламную почту – первым такой способ рекламы в 60-е годы применили именно производители этих консервов. Всего за время войны американцами было нам поставлено больше 2 миллиардов банок мясных консервов.

На фронте солдатам было положено почти в полтора раза больше продуктов, чем в тылу, в окопах солдат Красной армии обеспечивали горячим питанием дважды в день – перед рассветом и после заката, когда можно было более-менее безопасно доставлять его от кухонь до передовой линии. Солдат сразу съедал и не был обременен запасами. У немцев же все было продумано намного хуже.

Дивизия больных несварением

Немецкий рацион был также значительным. Он насчитывал 3600 килокалорий в тылу и 4500 на фронте. Утром на завтрак солдат получал только хлеб и кофе, а вечером к этому добавлялся кусок колбасы или яйца. Основную часть своего дневного рациона проголодавшиеся за день солдаты получали сразу – мясной суп, большой порции (полтора килограмма) вареного картофеля, 140 граммов мяса и некоторого количества овощей. Но такой порядок действовал в мирное время и в тыловых гарнизонах. На фронте солдату рацион выдавали один раз в день с наступлением темноты и состоял он из горячей пищи и сухого пайка. Горячее питание включало в себя макароны (или кашу), картофель или другие овощи (1 кг) с мясом (250 г) и жиром, а также кофе, а сухой паек содержал в себе 750 г хлеба, 120 г колбасы, 80 г масла и 200 г джема. Иногда давали дополнительно яйца, шоколад и фрукты.

Такая организация питания с одной выдачей горячей пищи выглядела более простой по сравнению с советской, но у нее был серьезный изъян – с таким меню, да еще лишенном супов, справлялся не каждый желудок. И действительно, одной из распространенных проблем в немецкой армии были связанные с этим заболевания – гастрит, несварение и запоры. В армии даже были целые запасные батальоны, куда сводили солдат с желудочными заболеваниями, которые в 1942 году свели в 165-ю пехотную дивизию, расположенную во Франции.

Немецкий паек был более разнообразным и включал в себя колбасы, сыр, молоко, какао, сливочное масло, чего не было в рационе красноармейца. Но одним из примечательных отличий от советской системы было отсутствие командирских рационов – все от рядового до фельдмаршала должны были получать совершенно одинаковые нормы питания.

Вкус «немного лучше, чем вареный картофель»

Обычная еда американского солдата второй мировой войны состояла из стандартизированных сухих пайков, они первыми отказались вообще от приготовления пищи и путаных ежедневных рационов по «20 граммов риса, 75 граммов мяса и 2 грамма соли». Все питание солдата на фронте осуществлялось в виде стандартных пайков, в который входило три жестяные банки с консервами и три упаковки галет, а также дополнительный набор: таблетки для обеззараживания воды, спички, туалетная бумага, жевательная резинка и консервный нож. Для разнообразия существовало шесть разновидностей меню, и солдаты часто менялись между собой консервными банками. Конечно, были отдельные специальные наборы для парашютистов, летчиков и моряков. Такой подход сильно упростил снабжение армии питанием и отложился в памяти современников. Можно вспомнить, что только за первые три недели операции в Нормандии на берег было доставлено 60 миллионов ежедневных рационов.

В 1935 году полковник Логан заказал фирме Hershey шоколадные батончики для армии США. Их потом так и стали называть «батончиками Логана». Перед производителями он поставил четыре условия: вес немногим больше 100 г, высокая энергетическая ценность, шоколад не должен таять при высоких температурах, и вкус должен быть немногим лучше вареного картофеля. Последнее требование истекало из пожелания, чтобы солдаты ели его только при необходимости. В результате получились небольшие батончики, в составе которых был шоколад, сухое молоко, сахар, овсяная мука, кокосовый жир. Три таких батончика весили 350 г, содержали 1800 килокалорий, не таяли при 50 градусной жаре и представляли собой неприкосновенный запас на один день. Один батончик надо было есть в течение получаса или растапливать в горячей воде. Но со вкусом производители перестарались – батончик получился горьким и невкусным, солдаты даже называли его «секретным оружием Гитлера».

С 1943 года вкус шоколада был улучшен, он получил название «тропический шоколад», поскольку разрабатывался для операций в джунглях Тихого океана. Но он стал входить в рационы на всех театрах военных действий. Но солдаты по-прежнему его не жаловали и старались от него избавляться, выменивая у местных жителей на что-то более съедобное. С 1940 года и до конца войны было произведено больше 3 миллиардов пайков, если в 1939 году завод Hershey производил 100 тысяч порций в день, но через пять лет его мощности выросли до 24 миллионов в неделю. Он входил в рацион солдат во время войн в Корее и Вьетнаме, и даже побывал в космосе на космическом корабле Аполлон-15 в 1971 году.
vilnius

Популярно о Первой мировой (серия статей для "Труда")

vilnius

Популярно о Первой мировой: Крах последних империй. Ноябрь 18-го

Крах последних империй. Ноябрь 18-го

http://www.trud.ru/article/19-12-2014/1320732_i_pushki_est_i_snarjady_est_da_bojtsy_pobity.html
http://www.trud.ru/pdfs/3429/files/assets/basic-html/page15.html

Популярно о Первой мировой: все статьи

Более полный оригинальный текст:

Крах с вершин мирового могущества - Открытка 1918

Если смотреть только на карты Первой мировой войны, не понятно, как же случилось, что Центральные державы проиграли. Нет ни грандиозных прорывов фронтов, окружений, катастроф. На самом деле Первая мировая не была исключением, исход этой войны решался в умах воюющих армий, но она была первой войной, когда исход определялся еще и устойчивостью политической системы государства. Говоря более коротко, когда армия достигала морального предела возможных для нее потерь, этот удар уже принимала на себя государственная система. Если она выдерживала, то и армия имела шанс восстановиться, если нет, то страна не только выходила из войны, но кризис становился внутренним.

Этот размер потерь, по мнению историков, был примерно равен половине от числа призванных. Когда количество потерь приближается к этой отметке, внутри нее ломается внутренний стержень, повсеместно начинают распространяться упадочные настроения, солдат перестает верить, что сможет выжить. В результате трудно двинуть армию в наступление, а при чрезмерном напряжении она может вообще рассыпаться. Чтобы избежать краха, нужны особые меры, передышка. Но вот именно ее противник может и не дать.

Первой этого уровня достигла в 1916 году под русскими ударами армия Австро-Венгрии, но ее тогда подкрепили немецкими дивизиями, а позже даже болгары и турки служили необходимыми подпорками для австрийского фронта. Ни одна операция не обходилась теперь без немецкого участия. Германские части воевали везде, где требовалось так или иначе поддерживать своих союзников: даже в Палестине в составе турецких армий и на Черном море. Нести такой груз становилось все труднее. Следующей стала армия французская, понесшая в 1916 году огромные потери, заставившие ее фактически до осени 1917 года восстанавливать свои силы, но политическая система Франции оказалась очень стойкой к испытаниям. Как говорил герой одного из исторических фильмов о Первой мировой, снятых в этом году в России: «Французы сами собой управляют, а у нас самодержавие». Достигнув критического порога в 1917 году, рухнула армия русская: ее потери к лету за три года войны достигли почти 8 миллионов убитыми, ранеными и пленными из 15,5 миллионов призванных за эти годы.

К осени 1918 года и в германской армии размер потерь приближался к критической отметке, хотя не все еще это осознавали. Тем более не все понимали, что при таком напряжении сил дело не ограничится заключением мирного договора: «Через две недели у нас не будет Империи и не останется императора, Вы увидите», - сказал 26 октября в день своей отставки главнокомандующий и герой Восточного фронта генерал Людендорф.

Крах
Первой из войны вышла Болгария. На фронте в Салониках сражалась интернациональная армия: греки, англичане, французы, сербы, итальянцы и русские, всего 600 тысяч солдат. Им противостояло столько же болгар, немцев и австро-венгров и даже турок. 15 сентября союзники прорвали фронт, болгары через две недели подписали перемирие, а их союзники отступили на сотни километров. Царь Фердинанд бежал из страны, а Болгария была оккупирована войсками Антанты.

В то же время трещала по швам Османская империя. Несмотря на успехи при обороне в Галлиполи 1915 года, действия на Кавказе, в Месопотамии, Палестине подорвали силы. Арабское восстание делало ненадежным многие части. 19-21 сентября 1918 года британское наступление войск Алленби сокрушило турецкий фронт в Сирии, это стало последней гирей на весах и уже через 9 дней турецкое правительство подписало перемирие на острове Лемнос. Вскоре за этим последовала революция в стране, кардинально изменившая лицо Турции.
Хотя Австро-Венгрия после поражения России восстановила свои силы, но предпринятое летнее наступление 1918 года на итальянском фронте привело к большим и безрезультатным потерям. Но предел потерь уже давно был превышен, армия и государство рассыпались на глазах. Молодой император Карл пытался придать распаду характер управляемого процесса и своим октябрьским манифестом фактически превращал империю в федерацию. Но было уже поздно: 6 октября его балканские подданные сформировали правительство Южных славян, 7 октября поляки провозгласили независимость Польши, 28 октября в Праге провозгласили Чехословацкую республику, а 30 октября и немцы заявили о своей независимости от верховной власти императора. Последней о своем отделении 1 ноября объявила Венгрия, и без того обладавшая большой автономией в составе империи. За три недели Австро-Венгрия рассыпалась. Одновременно 24 октября итальянские войска перешли в наступление и австрийское командование 3 ноября заявило о прекращении огня. Так Германия осталась в одиночестве.

Войска Антанты продолжали свои атаки и германская армия откатывалась назад. В конце октября бельгийские войска освободили все побережье и вышли к голландской границе, по всему фронту немцы отступали. Их потери превысили допустимый предел, но противник не давал передышки, союзники потерпели крах, а политическая система трещала по швам. 30 октября флот отказался выйти в море, а матросы захватили город. Комендант порта брат кайзера кронпринц Генрих вынужден был бежать, переодевшись в штатское. Кайзер уехал из Берлина в главную квартиру фронта, а 9 ноября в охваченном беспорядками Берлине принц Макс Баденский передал пост канцлера лидеру социалистов Эберту. Кайзер Вильгельм рассчитывал опереться на свою армию, но она уже хотела мира любой ценой, он понял, что другого выхода нет и на следующий день уехал в Голландию, где 28 ноября подписал уже ничего не значащий акт об отречении. Германия стала республикой, которой предстояла непростая судьба.

Первая мировая стала первой войной, в результате которой на прочность были испытаны не только вооруженные силы, но и вся государственная система каждой из стран-участниц. Если республиканская Франция, понесшая огромные потери, смогла устоять, то Германия и Россия погрузились в пучину революций, Австро-Венгрия и Османская империя перестали существовать, и, если Турции это пошло скорее на пользу, то для России и Германии наступили тяжелые времена: чем более стройной и незыблемой казалась властная вертикаль в 1914, тем страшнее выпали испытания на долю поданных.

Пока под тяжестью выпавших испытаний рушились последние империи, страшная мясорубка поглощала свои жертвы: последним солдатом, павшим на фронте Первой мировой, был канадец Джордж Лоуренс Прайс, он был убит за несколько минут до начала действия перемирия 11 ноября 1918 года.

Французская карикатура из газеты ноября 1918 года:
- Ученик Дюпон, назовите мне горные системы Австро-Венгрии
- Но, господин учитель, я не могу. Дело в том, что нет никакой Австро-Венгрии
Французская карикатура из газеты ноября 1918 года

Collapse )