Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

sao-martio

Русский корпус в Югославии. Документальный фильм 2013 года

Год назад писал статью для газеты "Труд" про Русский корпус в Югославии в 1941-45 годах, состоявший из эмирантов. Недавно нашел документальный фильм 2013 года про этих людей, почти целиком состоящий из воспоминаний. Хороший фильм, стоит смотреть.

Оригинал взят у chernec71 в Русский корпус: свидетельства

Русский корпус: свидетельства

Автор: Кирилл Александров

Великолепный фильм Михаила Ордовского-Танаевского. Главное культурное событие 2013 года. Ничего подобного о русской эмиграции до сих пор снято не было.

Причем об эмиграции настоящей — без соблазнительного примиренчества и сусальной тоски по московским куполам. На экране мы увидели эмигрантов, для которых первенствующее значение имела не абстрактная русская земля, а вполне конкретная трагедия на ней происходившая. Готовых бороться не за землю, а за дух.

Самое главное в фильме — живые свидетели. Они рассказывают. Три четверти съемочного времени — устная история. Вместе с тем фильм Михаила Львовича — совершенно не пропагандистский. Ни на грамм.

Некоторые корпусники в своих интервью утверждали, что корпусная эпопея стала продолжением Белого движения. И в контексте всего фильма это спорное для многих утверждение становилось настолько очевидным, что уже не требовало никаких историософских доказательств.













Комментарий митр. Агафангела : Этот фильм желательно посмотреть всем, кто хоть немного интересуется русским зарубежьем и РПЦЗ. Типичные представители старой русской эмиграции, сохранившие русский язык, не умеющие писать по "новой орфографии", хранители еще той, царской России.
    sao-martio

    Почему Европа?

    Давно интересует вопрос, почему Европа стала паровозом цивилизации последние два века. Читаю сейчас как раз об этом книгу Джека Голдстоуна "Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории. 1500-1850"

    И вижу, что она далеко не только про историю...
    ------------

    Если и можно выделить какой-то ключевой компонент в достижении нового уровня производительности и создании новых видов экономической деятельности, позволивший разорвать циклы аграрных обществ, которые доминировали на протяжении последней тысячи лет, то таким компонентом следовало бы считать новые идеи. Как мы увидим в главе 8, в 1500 г. большая часть мира все еще развивалась в интеллектуальных рамках, установленных тысячелетием ранее. Несмотря на значительный прогресс в отдельных областях сельского хозяйства, в использовании водных ресурсов и ремеслах, в фундаментальном понимании природы или методах познания все оставалось относительно неизменным.
    Ранее новые представления о мире или знание вообще воспринимались как угроза, способная нарушить социальный и политический порядок. Там, где новые идеи подавлялись, технический прогресс обычно так же затухал; и там, где вызовы ортодоксальному мышлению преследовались как правонарушения, возможности для новых исследований и новых концепций мироздания попросту отсутствовали. Эта тенденция прослеживается почти во всем мире вне Великобритании (в большей части Европы, а не только в Азии) в XVII — начале XVIII вв.
    Как мы отметили выше, между 1500 и 1850 г. все великие цивилизации умеренной климатической зоны — Европа, Ближний Восток и Китай — пережили схожие периоды государственного кризиса, восстаний и революций, достигших наивысшей точки, по крайней мере, в двух волнах в середине XVII и в середине XIX в. Волнения середины XVII в. были особенно ужасающими для тех, кто их пережил, а главной заботой правителей после этого был поиск путей обеспечения социальной стабильности.
    Так, правители проводили серьезные реформы государственных институтов и общественных отношений, чтобы обеспечить лучшую сохранность политического и социального порядка. Как мы заметили, османы заменили старую систему, опиравшуюся при комплектовании армии на село и на земельные пожалования от султана, расширенным централизованным наемным войском янычар. В Китае новая маньчжурская династия приняла законы для сохранения раздельного проживания маньчжуров и китайцев, чтобы обеспечить маньчжурам компактность и контроль над ситуацией в стране. В большей части Европы правители укрепляли свою власть и расширяли бюрократию за счет местной аристократии. Эта крепнувшая абсолютистская монархия стала стандартной формой правления с середины XVII в., когда монархи распустили независимые суды и местные представительные собрания или ослабили их роль, стали назначать своих собственных чиновников и сделали знатные семьи более зависимыми от королевского двора и милости короля. Людовик XV во Франции, Петр I в России, Фридрих Вильгельм в Пруссии и их преемники укрепляли власть, расширяли владения и господствовали в Европе в конце XVII — начале XVIII вв. Их модель централизации королевской власти была взята на вооружение другими монархами, включая Кристиана IV в Дании, Карла XI в Швеции и Марии Терезии в Австрии, а также менее значительными государями и правителями по всей Европе.
    Кроме того, европейские и азиатские правители стали считать, что для укрепления социального и политического порядка необходимо было избавить свои страны от религиозных разногласий и распрей. Так, многие полагали, что беспорядки середины XVII в. произошли потому, что их цивилизационные основы были забыты или искажены ересями предыдущих десятилетий.
    Османские ученые и бюрократы говорили о необходимости восстановления «круга добродетели», то есть порядка, при котором и правители, и подданные, как один, следовали бы предписаниям Корана, в особенности, его суннитской традиции почитания государственной власти. Поэтому османские движения за реформы XVII–XVIII вв. требовали возврата к традиционным воззрениям как средству от политических и экономических напастей. В отличие от их прежней веротерпимости, когда османы заимствовали и совершенствовали западное оружие и изучали западные науки и религию, позднейшие османы высокомерно утверждали превосходство ислама и отворачивались от внешнего мира, осыпая насмешками христианскую философию. «Круг добродетели» стал основой авторитарного общественного порядка, при котором задачей султана было сохранение каждого на предписанном ему месте. Инновации стали особым предметом ненависти религиозных реформаторов, которые видели в новых идеях лишь перспективу заблуждений и упадка. И хотя в подобных суровых условиях и удалось достичь социальной стабильности, великие достижения мусульманской науки и исследований предыдущих столетий (о чем мы поговорим подробнее в главе 8), по сути, канули в Лету.
    В Китае новые маньчжурские правители пытались утвердиться в качестве истинных китайских правителей, поддерживая ортодоксальную конфуцианскую ученость и насаждая традиционные идеи. При прежних правителях династии Мин Китай следовал в основном конфуцианским традициям, однако интеллектуальная жизнь при них была богаче и разнообразнее, не контролировалась государством и включала популистскую, пуританскую и индивидуалистическую школу мысли. При маньчжурах же ученость обрела и государственную поддержку, и строгий надзор. Перед группами ученых была поставлена задача очищения конфуцианских текстов посредством изучения их истории и их освобождения от новейших наслоений. Экзамены на занятие государственной должности усложнились и стали зависеть от запоминания большего объема классических конфуцианских текстов. Таким образом, лишь после 1660-х гг., при правлении пришлых маньчжуров, Китай стал глубоко ортодоксальным конфуцианским государством. По сути, многое из того, что мы сегодня считаем типично конфуцианской традицией правления и общепринятой социальной практикой, вовсе не было характерно для ранних китайских династий и появилось только при правлении маньчжуров.
    Насаждение строгой ортодоксии привело к застою и даже утрате знаний. Прежние успехи в математике были забыты, и — несмотря на отмену крепостничества, рост городских рынков, экспансию производства и значительный рост сельского хозяйства в Китае, произошедший при маньчжурах, — новые научные и инженерные открытия, характерные для каждого из предшествовавших династических периодов китайской истории, практически отсутствовали.
    В Испании, Португалии и Италии католическая Контрреформация также начала противодействовать нововведениям в области развития мысли и образования. До XVII в. католическая церковь, по сути, содействовала исследованиям в самых разных областях, поддерживая даже таких оригинальных исследователей, как Коперник. Но как только католичество подверглось атаке со стороны протестантских лидеров и ощутило шаткость своего положения, а католические лидеры пришли к выводу, что новые научные открытия угрожают их контролю над воззрениями народа, папство и другие католические лидеры стали подавлять развитие нового образа мышления. Иезуитские священники, возглавлявшие крупнейшие академические институты и школы, избегали изучения новой гелиоцентрической системы и Ньютоновой физики, поддерживая представления о неподвижной Земле в центре Вселенной. Даже в Голландии и Франции путы ортодоксии в конце XVII в. лишь затягивались. Голландская реформатская церковь добилась строгих запретов или ограничений на отправление других религиозных культов в Нидерландах. Во Франции Людовик XIV использовал свою абсолютную власть, издав указ об изгнании протестантов из своего королевства и запрете протестантского богослужения во Франции.
    Поэтому неудивительно, что в XVIII столетии британцы — со своими все еще независимыми судами общего права, активным парламентом, законами, защищавшими религиозных диссидентов, и целым рядом официальных церквей — обращая взоры по ту сторону Ла-Манша (Английского пролива), воспринимали весь континент — от Франции до Турции и Китая — как юдоль деспотизма и абсолютизма, а себя — как счастливый остров свободы и прав личности. И эта самобытность привела в дальнейшем к удивительным и неожиданным результатам.
    Мы рассмотрим их в последующих двух главах
    bear

    ВОДКА

    Беловинский Л.В. Российский историко-бытовой словарь. М., 1999

    ВОДКА, распространенный в России крепкий спиртной напиток. Само слово В. польского происхождения и в России, особенно в 1-й пол. 19 в., употреблялось не часто; обычно говорили о "хлебном вине”, а в нач. столетия даже просто о "вине". Характерное для 17 в. выражение "горячее вино" еще употреблялось в 18 в. и дошло до 19 в. Под ним подразумевалось вино высокой крепости, способное гореть, и в Малороссии это выражение трансформировалось в "горилку". Украинскую горилку знали в Великороссии под названием "черкасского вина” (черкасами еще в 18 в. великороссы звали украинцев), но оно ценилось ниже русского хлебного вина, т.к. было ниже качеством и хуже очищенное. Это выражение сохранялось до сер. 19 в., когда, после Крымской войны, ввоз В. с Украины был запрещен, тем более что после 1861 на Украине стали приготовлять В. из картофеля, что, с точки зрения русских, было несообразностью. В рус. народе В. из картофеля или свеклы называли "брандахлыст" — от искаженного немецкого "брандвейн" (тоже горящее вино), с к-рым в России были знакомы по прибалтийской продукции. Употребляли "брандахлыст” те, кто уж совсем пропился и не мог купить нормального хлебного вина; водка из картофеля и свеклы — “свекольник” считалась суррогатом, вызывала тяжелое похмелье, да и само опьянение было тяжелым: человек становился мрачным и агрессивным, тогда как "мягкая” хлебная В. веселила человека, делала его добродушным. До сер. 18 в. В. в России гнали только из ржи, затем еще 100 лет рожь составляла не менее пол. сырья для винокурения; с сер. 19 в. Россия перешла на курение В. из пшеницы и картофеля, но до самого нач. 20 в. зерно оставалось преобладающим сырьем.
    В России знали неск. сортов В., и само это слово употреблялось во множеств, числе. Выс. сортом был "пенник", получавшийся при перегоне основного полуфабриката — "простого вина”, полученного от вторичной перегонки забродившего затора. Назв. произошло от слова "пенка", т.е. лучшая часть, аналогично "сливкам". Это была первая фракция перегонки простого вина, аналог современного "первача”; она составляла четвертую или даже пятую часть первичного полуфабриката, перегонявшегося на очень медленном огне. Во 2-й пол. 19 в. эта часть винного спирта стала называться "перваком", а с 1902 получила у винокуров официальное название "первач”. 100 ведер первача, разбавленные 24 ведрами мягкой холодной ключевой воды, и давали собственно пенник, по цене равнявшийся натуральному виноградному вину. Это была чистая мягкая В., обладавшая высокой "питкостью”. Ниже качеством было "двухпробное вино", входившее в обычный ассортимент трактиров и считавшееся "бабьим”. Для его получения 100 ведер хлебного спирта разводили 100 ведрами воды Обычным рядовым вином "для мужиков" было "трехпробное”, когда 100 ведер хлебного спирта разводили ровно на 1/3. Известно было и четырехпробное вино, полученное из винного спирта, разведенного ровно наполовину. Спирт разводили не только для снижения крепости В. двойной перегонки или “двоенного вина”; разведение вело к очищению В. от сивушных масел, даже простое вино также разводили, и никто против этого не возражал: ценилась не крепость, а качество, вкус.
    Довольно распространенной В. был "полугар": простое вино (полуфабрикат для выгонки пенника) просто разбавляли на четверть холодной ключевой водой. Название "полугар" происходит от способа испытания его качества, доступного потребителю прямо на месте покупки. Вино наливалось в особую емкость — сожигательницу и поджигалось; после выгорания спирта остаток выливался в особый стаканчик ровно в половину объема сожигательницы: если стаканчик наполнялся доверху, вино считалось качественным. Этот официально распространенный способ контроля препятствовал фальсификации В. Крепость простого вина была невысока, оно не проходило фильтрации, его вкус и запах были неприятными, так что в домашних условиях его обычно фильтровали.В. пили в чистом виде, но еще более — в переработанном, в виде различных настоек. Первоначально В. рассматривалась как лечебное средство, и этот взгляд отчасти сохранился в 18— 19 вв. Лечебные свойства В повышала ее настойка на травах. Повторная перегонка “простого вина" также нередко производилась на травах; в результате получался напиток, известный из сказок как "зелено-вино": не от цвета, который действительно был слегка зеленоватый, а от слова "зелье" — трава. Известно старое выражение "горькое вино", "пить горькую". Первонач. это была В., перегнанная с горькими растениями — полынью, березовыми почками и др.; во 2-й пол. 19 в. подлинное значение слова забылось, и выражение стало означать — пить с горя, запойно. В., настоенная или перегнанная с горькими травами, более способствовала пищеварению, и многие перед обедом пили рюмку "травника". Настаивали В. на ягодах можжевельника, на полыни, тысячелистнике, золототысячнике, смородиновых и березовых почках. В домашних условиях в огромном кол-ве заготавливались наливки — вишневая, сливовая, черносмородиновая, малиновая, земляничная, терновая и др., причем для сорта густых наливок использовали провяленные ягоды, заливая их равным по объему кол-вом В. Менее популярными в Великороссии, но характерными для Украины были запеканки: фрукты в глиняном горшке заливали В., а плотно закрытый и обмазанный тестом горшок ставили для томления в хорошо протопленную, но не горячую печь.
    Для низкокачественных хлебных вин бытовало неск. обозначений. Так, В. низкого качества, разбавленная для крепости водой, настоенной на табаке, среди чиновников иногда именовалась "французской 14-го класса": именно 14-й класс был низшим в Табели о рангах. Называли плохую В. и "сивухой' или "сиваком". Это была неочищенная В. низкого качества, от сильной примеси сивушных масел бывшая мутной — серой или сивой. Плохое вино последней фракции перегонки, с сильным неприятным запахом пригоревшего затора называлось "перегар". Популярное же сегодня слово “самогон" или "самогонка", как и само явление, — позднейшее, появившееся в нач. 20 в в связи с введением сухого закона при мобилизации на фронты Первой мировой войны.
    В отдельных национальных р-нах России употреблялись особые местные напитки типа В., изготовлявшиеся безакцизно, т.е. официально и без уплаты гос. сборов; это было связано с соблюдавшимися рус. пр-вом местными культурными традициями. В юго-зап. крае в черте оседлости изготовлялась пейсаховая В., употреблявшаяся ортодоксальными евреями на Пасху (на идише — Пэсах). Официально она называлась розенковым или изюмным вином, т.к. изготовлялась из изюма и др. фруктов путем перегонки с двоением и троением. На Сев. Кавказе, Кубани, в Ставрополье безакцизно производилась кизлярка — фруктовая В. из раздавленных груш, слив, мелких абрикосов. Народы Поволжья — удмурты, марийцы, мордва изготовляли путем перегонки кумышку из закисшего овечьего, конского или коровьего молока, а калмыки и буряты из этого же сырья с добавлением кумыса гнали арьку — кумысную В., к-рую пили только горячей, т.к. остынув, она издавала неприятный запах. Арька двойной и тройной перегонки, очень крепкая, изготовлявшаяся в Калмыкии, называлась арза или хорза. На Кавказе горские народы гнали бузу из проса.
    vilnius

    Русский корпус в Югославии 1941-45

    Статья, написанная для "Труда", но не напечатанная

    Когда последние пароходы покидали Севастополь в ноябре 1920 года, увозя с собой десятки тысяч беженцев и вполне сохранившую боеспособность Русскую армию, никто из уезжавших не думал, что это надолго, для большинства – навсегда. Армия и флот сохранялись как военная сила и все надеялись в скором времени возобновить войну с ненавистным большевистским режимом. Армия была в основном собрана в трех больших лагерях – регулярные «цветные» полки на полуострове Галлиполи, а казаки Дона, Терека и Кубани на острове Лемнос и в Чаталадже недалеко от Константинополя. Начальником штаба 1-го корпуса, стоявшего в Галлиполи, был генерал Борис Штейфон, с которым мы еще встретимся. Но уже по прошествии года стало понятно, что уставшие от Первой мировой войны страны не торопятся ввязываться в новую войну с Советской Россией с туманными перспективами. Смысл сохранения белой армии как вооруженной силы с каждым днем терял смысл, да и существование неподконтрольной по сути никому вооруженной силы вряд ли внушало оптимизм какой-либо из стран Европы. Французы и англичане поощряли отъезд военных и членов семей в соседние страны, стараясь добиться от болгарских и сербских властей предоставления им поселиться на их территории. В результате большинство русских эмигрантов разъехались по всему миру, больше всего осело во Франции, Турции, Германии, Чехии и Китае. Значительное число эмигрантов отправилось за океан, в Соединенные Штаты. Политические предпочтения также играли роль: если в Чехии и Франции были в основном либерально настроенные русские, то монархисты оставались в Болгарии и Сербии, которая вскоре стала называться Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев, а затем королевством Югославией. Сербское правительство благосклонно встретило русских беженцев, которым был присвоен особый юридический статус; хотя территория страны значительно увеличилась за счет отторгнутых у Австро-Венгрии земель, в большинстве своем они поселились на территории «старой» Сербии, где жило больше 2/3 русских эмигрантов в Югославии. Положение их резко изменилось после апреля 1941 года. Соглашение югославского правительства с Германией, последовавший переворот и вторжение германских войск кардинально изменили положение в стране.

    Слепленная из лоскутков Югославия рассыпалась на глазах, ее территория, хотя и была оккупирована немецкими, итальянскими и болгарскими войсками, но полностью контролировать горные и лесистые районы страны они не могли. С лета 1941 года стало разворачиваться партизанское движение. Причем, ситуация была там сильно запутанной – к национальным противоречиям между завоевателями и местными населением добавлялись религиозные между католиками (хорватами и словенцами), мусульманами (боснийцами) и православными (сербами) и политические между сторонниками правых и левых партий. В Югославии началась полномасштабная гражданская война, лишь отчасти приглушенная присутствием оккупационных сил. Коммунистические партизаны начали совершать нападения на семьи русских эмигрантов, в основном, проживавшие в сельских отдаленных районах страны. Только за лето 1941 года погибло больше 300 человек, включая женщин и детей. Русские эмигранты обратились с просьбой организовать воинское соединения для противостояния этой угрозе – они видели в борьбе с коммунистами здесь продолжение своей борьбы с большевиками в войне гражданской. Никто еще не представлял себе масштабов нацистского террора, а Гитлер с его партией выглядели защитниками консервативных ценностей. Поэтому не было ничего зазорного в том, чтобы выступить их союзниками в борьбе с коммунистической угрозой здесь, на Балканах, а там, глядишь и в России. Недаром приказ генерала Скородумова о формировании русского охранного корпуса заканчивался словами «С Божьей помощью, при общем единодушии, и выполнив наш долг в отношении приютившей нас страны, я приведу вас в Россию». Командование корпуса считало, что без помощи русских эмигрантов и создания Русской армии, Германии не удастся одолеть большевистский режим в России, а потому скоро они будут нужны для окончательной победы в закончившейся двадцать лет назад гражданской войне.

    Но германское командование и политическое руководство нацистов не рассматривало такой возможности. Одни были уверены в собственных силах, а вторые не могли допустить мысли о том, что низшие расы могут на равных выступать с Тысячелетним Рейхом. Поэтому генерал Скородумов был отстранен от командования и через два дня арестован гестапо. Его место занял начальник штаба корпуса генерал-майор Борис Штейфон, ветеран русско-японской, первой мировой и гражданской войн, происходивший из еврейского крещеного рода. По условиям, достигнутым с немцами, подчиненным германскому командованию был только командир корпуса, а все остальные его чины не входили в состав вермахта.

    Корпус состоял из пяти полков и в своей максимальной численности в 1944 году насчитывал 11 тысяч человек, в основном русских эмигрантов из Сербии, Болгарии и Румынии, в его составе были даже 300 советских военнопленных. Попытки создать вербовочные пункты на оккупированной территории СССР были вскоре пресечены немцами, которые опасались любой активности.

    Солдаты и офицеры носили обмундирование и снаряжение югославской армии, но с необычной системой обозначения воинских званий: на плечах у них были погоны с обозначением последнего звания в белой армии, а на петлицах и рукавах – новое звание в составе корпуса. Старые звания сказывались также и на наказаниях: так обычного рядового можно было распоряжением командира полка посадить под арест на 30 суток, а имевшего в русской армии офицерское звание – максимум на 7! Как когда-то в гражданскую, в корпусе был переизбыток офицеров. Например, технической ротой командовал полковник, а взводами полковники и подполковники. 4-й взвод был полностью составлен из бывших русских офицеров-летчиков и носил неофициальное название «авиационный».

    Однажды капитан роты юнкеров услышал шум в спальне и, войдя туда, увидел, что совсем юные кадеты играют в индейцев. Так за ротой закрепилась кличка «индейцы», даже тогда, когда они уже были выпущены и как взрослые бойцы вступили в бой. Даже тогда их роту продолжали называть «индейской», командира за глаза называли «вождем», а все чины имели клички «Петушиная голова», «Воробей», «Соколиный глаз» и другие. В домах, где они останавливались, на стенах рисовали индейские головы, вигвамы и вешали птичьи перья.

    Поначалу использовались боевые уставы русской императорской армии, но вскоре поняли, что они устарели, и стали пользоваться красноармейскими, а в 1943 перешли на немецкие. Тогда же окончательно переоделись и в немецкую форму.

    В политической и военной неразберихе, которая царила в Югославии, они боролись с красными партизанами, действуя совместно с прогерманскими сербскими охранными частями генерала Недича, стараясь сохранять дружественный нейтралитет по отношению к сербским четникам, которые были по своим взглядам монархистами и националистами и представляли верное королевскому правительству в изгнании подполье, и враждебный нейтралитет к хорватским усташам. Главная задача корпуса состояла в охране территории от нападений партизан, однажды они прикрыли сербское население, которое бежало от преследований хорватских националистов.

    Однажды на должность офицера связи при корпусе был назначен молодой немецкий майор, который хотел среди прочего заниматься воспитанием офицеров корпуса в понятиях офицерской чести, долга и дисциплины. Этот майор не происходил из военной семьи и не пользовался популярностью в Русском корпусе, на две трети состоявшем из русских офицеров старой армии. А когда узнали об этом намерении, то оскорбленные офицеры решили вызвать майора на дуэль и стали выяснять, каковы на этот счет правила в немецкой армии. Когда же эта история достигла дошла до германского командования, то оно поспешило отстранить молодого майора и назначило на эту должность другого офицера, хорошо говорившего по-русски и воевавшего еще в Первую мировую.

    Ситуация на полях сражений Второй мировой постепенно менялась, в 1943 году капитулировала фашистская Италия, которая несла на себе основные усилия по оккупации Югославии, в 1944 году Болгария и Румыния перешли на сторону союзников, а лидер коммунистического подполья Тито настолько усилился, что перешел в наступление. Ему удалось убедить всех союзников, что именно на него надо сделать ставку в борьбе против Германии, тем более, что сербские националисты вместе с немцами теперь открыто выступали против коммунистических партизан. Ввиду наступления войск Тито и Красной армии встал вопрос о прорыве русского корпуса на запад, через Хорватию и Словению в Австрию, чтобы не попасть в руки заклятых врагов. Части корпуса, все время действовавшие отдельными отрядами, впервые за все время войны оказался собранным воедино. Здесь в Загребе от сердечного приступа умер командир корпуса генерал Штейфон (похоронен в Любляне) и командование корпусом принял полковник Рогожин. Известие о капитуляции Германии застало корпус русских эмигрантов в Любляне, надо было пробиться через перевал, чтобы оторваться от титовских партизан и сдаться англичанам. Вместе с русским корпусом отступали и деморализованные остатки вермахта. На штурм туннеля Караванки пошли русские 4-й и 5-й полки, что позволило овладеть проходом и пробиться в Австрию. 12 мая 3500 человек русского корпуса сложили оружие перед англичанами. Они избегли печальной участи, постигшей казаков под Лиенцем – поскольку служащие в корпусе никогда не были советскими подданными, то они не подлежали репатриации в СССР, где их наверняка ждала бы смерть в лагере, тем более, что после расследования выснилось, что в военных преступлениях и карательных операциях против населения корпус не участвовал. Им даже сохранили часть оружия для несения караульной службы. В конце лета 1945 года их стали отпускать на работы небольшими группами, а после проведенного расследования 1 ноября было принято решение отпустить их с получением прав гражданских лиц, все получили от английских властей соответствующие документы. Последними 1 февраля 1946 года были демобилизованы отдаленные рабочие команды. Так закончил свой путь русский добровольческий корпус, которым командовал внук русского еврея, и который сражался вместе с вермахтом и сербскими националистами против коммунистических партизан Тито.

    Русская эмиграция в Югославии после войны постепенно ассимилировалась. Во многом это произошло, когда Тито не стал подчиняться давлению Сталина, что переросло в многолетний конфликт - социалистическая Югославия потом даже не входила в Варшавский договор. В период максимального обострения отношений в 1948-53 годах эмигрантов и их потомков преследовали и увольняли с работы, люди опасались говорить на родном языке, не декларировали себя русскими. Это окончательно добило русскую диаспору: в результате в Сербии потомки эмигрантов, рожденные после 50-х годов, как правило уже по-русски не говорят и русскими себя не считают.

    Этот корпус был уникальным формированием второй мировой войны - они были как бы машиной времени перенесены из двадцатилетней давности и продолжали вести свою незавершенную войну против большевиков, которая для них отнюдь не закончилась с эвакуацией из Крыма в ноябре 1920 года.
    vilnius

    WW2, статьи для "Труда": Концлагеря нацистов

    Материал в газете "Труд" от 30 января 2015
    http://www.trud.ru/article/30-01-2015/1321733_gospodi_sdelaj_menja_nemym_.html

    Полный текст

    Когда в 1933 году был создан первый в Германии концентрационный лагерь, никто еще не представлял, что через несколько лет они превратятся в настоящий конвейер по уничтожению неугодных режиму людей. Мало того, большинство немцев до самого конца войны даже не представляло себе масштаба этих репрессий и для них самих открывшаяся летом 1945 года картина была шоком.

    Начало было положено, как это ни покажется странным, простым указом от 28 февраля 1933 года, который просто отменил в Германии гарантии личных свобод: в первой части отменялись статьи Конституции, гарантировавшие каждому немцу свободу слова и печати, свободу собраний и митингов, во второй фактически отменялось самоуправление земель, положив начало централизации государства.

    Прямым следствием этого указа стала система так называемого «защитного ареста». Как и в других тоталитарных режимах, в нацистской Германии использовались слова перевертыши. Предполагалось, что врагов нации и государства необходимо спасти от народного гнева, поэтому их надо временно взять «под защиту», заключив в специальный лагерь.

    Те, кто подвергался «защитному аресту», заключались в закрытые поселения – концентрационные лагеря, для этого не требовалось ни решения суда, ни формального обвинения, ни защиты, ни даже какой-нибудь подходящей статьи уголовного кодекса. Людей просто арестовывали увозили, причем срок содержания в лагере вообще не был оговорен – он фактически был бессрочным, до следующего решения о судьбе заключенного. Предполагалось, что по истечении какого-то времени их можно было выпустить, и многих даже отпускали, пока не началась война, обострившая все конфликты и ужесточившая государственную практику. После 1939 года уже никого не выпускали – ведь в условиях большой войны, в которой «государство и нация ведут борьбу за выживание», любой враг государства должен быть надежно изолирован. Тем более, что количество внутренних врагов вдруг стало расти в геометрической прогрессии.

    Первый лагерь на 5000 человек, ставший впоследствии образцом для остальных, был построен в Дахау, он открылся 22 марта 1933 года, всего через две недели после выборов, на которых НСДАП получила 44%. Как во всех тоталитарных режимах, нацисты взялись в первую очередь за прессу. Около тысячи журналистов и издателей были заключены в лагерь, каждый третий не вышел оттуда. Дахау предназначался для политических противников нацистского государства: его заключенными стали члены левых партий, коммунисты и социал-демократы, а также руководители профсоюзов, впоследствии пацифисты и даже «слушатели иностранного радио». Уже к концу 1933 года в них содержалось 26 тысяч человек. В первые годы 80% заключенных Дахау составляли политические противники режима, каждый десятый относился к уголовным преступникам, остальные относились к «асоциальным элементам». Лагерное «самоуправление» почти полностью состояло из уголовников, как социально более близких, у которых были и бОльшие шансы выйти на свободу: 4/5 из них были выпущены, тогда как из политических не вышел практически никто. Лагеря полностью контролировались военизированным крылом партии, штурмовыми отрядами, ставшими известными под названием организации СС. На территории лагерей не действовали законы Германии, и заключенные были полностью во власти надзирателей. Когда они прибывали в лагерь, то их встречали так называемым «приветствием СС», которое представляло собой избиения и унижения. Любые контакты с внешним миром, даже с родственниками, были запрещены. Даже пожарные команды не могли въезжать на территорию лагеря.

    Поначалу в лагеря посадили всех открытых политических противников режима, затем стали сажать просто за неосторожное слово, а потом и по обычным доносам. Чтобы попасть под подозрение, достаточно было выразить недовольство какой-то из мер правительства, или просто вызвать зависть соседа. В середине 30-х годов в стране бытовала поговорка «Господи, сделай меня немым, чтобы я не попал в Дахау».

    К 1936 году «политические» или похожие на них, в Германии закончились. Но логика террора требовала новых жертв, и с этого года в концлагеря стали поступать асоциальные элементы, которые не вписывались в идеальную картину арийского мира: гомосексуалисты, бездомные, наркоманы, душевнобольные, тунеядцы, сторонники нетрадиционных христианских конфессий. Резко увеличилось число заключенных, стали строиться новые лагеря, в том числе знаменитые Заксенхаузен и Бухенвальд. Вопреки расхожему мнению, что лагеря строились только для решения национального вопроса, жертвами режима до 1939 года были в основном немцы: всего по оценкам историков через концентрационные лагеря за время правления нацистов с 1933 по 1945 год прошло почти 3,5 миллиона немцев. Евреев стали массово ссылать в лагеря только незадолго до войны – осенью 1938 года, после начала активной антиеврейской кампании и грандиозного погрома 10 ноября, вошедшего в историю под названием «Хрустальная ночь» из-за множества разбитых витрин магазинов. Другой менее известной, но не меньше пострадавшей национальной группой были цыгане.

    Начало войны фактически развязало руки страшной репрессивной машине. В короткий промежуток времени число арестованных в самой Германии удвоилось, стали строить новые лагеря, в том числе на оккупированных территориях, стали поступать поляки, а с лета 1940 года бельгийцы, голландцы и французы. Нацисты приступили к «окончательному решению еврейского вопроса» и с 1942 года со всех оккупированных территорий стали свозить евреев в специально созданные лагеря смерти, где заключенных целенаправленно уничтожали.

    В лагеря попадали военнопленные разных стран, особенно много было советских военнопленных, которых содержали в ужасающих условиях и использовали на тяжелых работах. СССР не подписывал конвенцию об обращении с военнопленными, и нацисты использовали это как предлог, но на самом деле они просто рассматривали славянские народы как людей второго сорта. Это было идеологически обусловлено теорией расового превосходства арийской нации над недочеловеками. Печальным рекордсменом и символом нацистской репрессивной машины стал лагерь в Аушвице (Освенциме), в котором погибло больше миллиона человек. Красная армия освободила в 1943-44 годах несколько лагерей, но полная страшная картина открылась только в 1945, когда советские, американские, британские и французские войска достигли самых больших концентрационных лагерей. Увиденное сильно потрясло освободителей. Когда немецкая охрана лагеря Дахау попыталась сдаться американцам, то в течение дня из 560 человек 550 было расстреляно (в том числе 40 растерзано узниками) и только десятерым удалось скрыться.

    Всего на территории Германии и оккупированных ею стран в 1933-45 годах было 1634 лагеря, от небольших пересылочных и перевоспитательных до огромных конгломератов, как Дахау, включавших в себя больше 140 разных филиалов. Общее число заключенных за 12 лет составило от 15 до 20 миллионов человек, то есть два населения такой страны как Беларусь.

    Дополнительные материалы

    Collapse )

    Collapse )

    Collapse )

    Collapse )
    ватерлоо

    Рост солдат 1-го батальона волонтеров Парижа, 1791

    Всего 632 человека, из них
    161-165 см - 197 чел. (31%)
    167-169 см - 146 чел. (23%)
    170-175 см - 144 чел. (23%)
    176-180 см - 100 чел. (165)
    184-195 см - 45 чел. (7%)

    Средний рост 170 см
    В принципе очень неплохо для Франции XVIII века, где половина взрослых мужчин не дотягивала до 160 см
    Collapse )
    дорога со скалой

    Portugal. 22 ноября. ОКЕАН!!!!!!

    Поехали в Назаре. Сегодня там волна должна быть около пяти метров. Реально оказалась в разы больше. Это настоящая стихия океана. Волны высотой с пятиэтажный дом, одна за другой. Смотреть даже с безопасной высоты на них страшно. Порой океан успокаивается ненадолго, то есть волны высотой примерно метра четыре, а потом снова приходят большие. В этом месте бывают волны 35 метров, но это бывает нечасто. Это место, которое обязательно надо видеть, если приезжать в Португалию. И стоит приехать в Португалию, чтобы это увидеть. Там можно часами стоять и смотреть на огромные волны, которые грохочут под тобой, разбиваются о скалу, поднимая брызги на десятки метров.
    Забыл написать про рутину. Заправились сегодня, потому что полный бак за 12 дней с Порту исчерпали почти. Как и во Франции, заправки при супермаркетах дешевле на 10 центов. Обычно в Португалии дизель стоит 1,49, а тут при интермарше - 1,38. Залил на 62 евро, этого должно хватить на 700 км по расчетам компьютера, судя по всему, довольно точным. В Москве на такое же расстояние уходит бензина на 45 евро.


    Collapse )